Ремни безопасности не требуются для благих даров Божьих

Колебания маятника и реакционные страхи — вот как я описал бы свои первые несколько лет пасторского служения. Я

Колебания маятника и реакционные страхи — вот как я описал бы свои первые несколько лет пасторского служения.

Я вырос в пятидесятнической церкви, где с раннего возраста видел проявления даров «знамения» (иные языки, пророчество, исцеление). Так что их открытая практика была для меня нормой, и поверьте, я испытываю глубокое чувство благодарности за свой жизненный опыт, ведь именно он позволил мне увидеть, как Бог действует через дары.

Это воздействие харизматической практики продолжалось и в мои подростковые годы. Однако за это время мой взгляд на дары начали подвергаться сомнению из-за того, что я воспринимал как их неправильное использование.

В своей доброте Господь использовал эти переживания, чтобы вызвать теологическую метаморфозу внутри меня. Он привел меня к людям, которые преподавали Библию так, как я никогда раньше и не слышал. Писание сменило зернистый черно-белый цвет на яркие цвета. И, прежде всего, Евангелие стало для меня ясным.

Эта метаморфоза включала в себя тяжелый багаж восприятия и недоразумения. Находясь в состоянии реакционной незрелости, я стал относиться ко всем харизматическим проявлениям с сомнением и осторожностью. Какое-то время я размышлял о сессационизме. Теологический маятник раскачивался с каждым днем. В конце концов, я перенял язык, который, как я слышал, использовали другие молодые реформатские пастора о харизматических дарах в церкви: «Открытый, но осторожный».

Теперь я пришел к убеждению, что был неправ, думая так. Я больше не хочу быть открытым, но осторожным; я хочу быть нетерпеливым и мудрым. Главная причина моей перемены – заповедь Апостола Павла: «Ищите любви и ревностно желайте даров духовных, особенно чтобы пророчествовать» (1 Кор. 14:1).

Павел не только говорит нам, к чему стремиться (все духовные дары, особенно пророчество), но и как (с искренностью и с целью любить других). Этот отрывок стал похоронным звоном для моей открытой, но осторожной перспективы, и сейчас я объясню почему.

«Открытость» подразумевает пассивность

Павел не выступает за простую открытость по отношению к дарам; он повелевает страстно и серьезно стремиться к ним. Как дети Божьи, мы не подходим к Божьим заповедям с пассивной непредубежденностью. Вместо этого мы преследуем их с силой Духа.

Быть открытым для практики духовных даров недостаточно, точно так же, как недостаточно быть открытым для слушания Бога в Писании или недостаточно быть открытым для сексуальной чистоты. Мы должны стремиться к этим качествам, если хотим испытать их так, как задумал Бог.

Мы не можем отвергнуть средства благодати и все же ожидать повиновения Богу всякой благодати.

Павел ясно дает понять, что страстное стремление — это средство, с помощью которого Бог предназначил нас испытать и получить духовные дары. Как и в случае с любым предназначенным Богом средством, мы не можем отвергнуть путь и ожидать достижения цели. Пассивная открытость харизматическим дарам — это отказ от средств, предназначенных Богом для их получения.

«Осторожность» подразумевает опасность

Как христианин, я верю, что Бог милостиво дает хорошие дары своим детям. И я верю, что Он до сих пор дарит подарки своим детям ежедневно, даже в мелочах.

Это привело меня к поразительному вопросу, который заставил меня раскаяться. Я задал себе вопрос, почему же я осторожно отношусь к некоторым дарам и откровениям моего Отца? В каком-то смысле я считал, что некоторые из Его даров по своей сути опасны. Я верил, что, если не буду слишком бдительным, дары моего Отца могут кому-то навредить.

Как дети Божьи, мы не должны подходить к добрым дарам нашего Отца со страшной осторожностью. Вместо этого мы должны подходить к ним с той радостью, с какой дети спускаются по лестнице рождественским утром.

Осторожность — это не правильное отношение детей к щедрым подаркам Отца.

Тем не менее, как мы можем защититься от злоупотребления духовными дарами?

Это невероятно важный вопрос. Злоупотребление духовными дарами реально, серьезно и всепроникающе. Это было реально в Коринфе, как ясно показывает 1-е Коринфянам. И это реально сегодня (некоторые из моих подростковых переживаний, описанных в статьях ранее, проливают на эту тему ясность).

В мои открытые, но осторожные годы я иногда описывал себя как «харизматика с ремнем безопасности». В моем сознании любовь, описанная в 1 Коринфянам 13 главе, была ремнем безопасности, который удерживал изначально опасную силу харизматического выражения от того, чтобы я  вылетел через теологическое лобовое стекло. Любовь служила своего рода противовесом проявлению харизматических дарований.

Бог открыл мне глаза на глупость этой ложной дихотомии.

Я не нуждаюсь в защите от даров моего Отца. Мне нужно знать, как правильно их использовать. Любовь — это не ремень безопасности, который защищает от внутренней опасности. Это канал, который направляет течение хорошей и славной реки.

Вот почему (по крайней мере, частично) Павел называет любовь «высшим путем» (1 Кор. 12:31), потому что она управляет. Это канал, по которому течет вся наша харизматическая экспрессия. Это линза, через которую мы видим мир, нуждающийся в дарах. Это мудрость, через которую мы приносим Его дары во славу имени Его.

Я хочу искать дары с неограниченным рвением и радостью, одновременно ища, как использовать дары так, как требует Писание: через самопожертвование и укрепление тела Христова.

Без такой мудрости, в конце концов, мы будем шумными гонгами и звенящими кимвалами (1 Кор. 13:1). Мы обретем дары, но не окажем длительного влияния на тело Христово или на мир в целом.

Без управляющего русла любящей мудрости не будет наделенной силой Духа, дающей жизнь реки. Всегда будет только застойное, своекорыстное харизматическое болото.

Вот почему я хочу быть одновременно энергичным и мудрым в своем стремлении и осуществлении всех духовных даров. Аминь, друзья мои!

 

Автор статьи – Хейден Хефнер, пастор молодежного служения церкви Бриджуэй в Оклахома-Сити


 

Источник