Разве закон усугубляет нашу греховную природу?

Дает ли закон силу нашей греховной природе? Разве мы становимся более грешными после того, как приходит знание закона?

Дает ли закон силу нашей греховной природе? Разве мы становимся более грешными после того, как приходит знание закона? Похоже, что именно так обстоит дело с тем, что мы читаем в Новом Завете. На этой неделе в прямом эфире к нам поступил вопрос от слушателя по имени Сэм к пастору Джону: «Пастор Джон, чем больше я читаю Послание Павла, тем больше мне кажется, что появление Моисеева закона не ослабило грех, но на самом деле укрепило и воспламенило грех внутри нас. Правда ли это? Как Вы можете это объяснить? Как закон делает грех более живым и сильным внутри нас? Я имею в виду, когда Павел говорит о том, что наши греховные страсти «возбуждаются законом» (к Римлянам 7:5). Ведь он говорит о том, что закон пришел, для умножения греха (к Римлянам 5: 20)».

«Конечно, число наших грехов увеличивается по мере того, как грехи называются определенными законами. Но Павел, по-видимому, говорит о новом влиянии, когда пишет: «сила греха есть закон» (1 Коринфянам 15: 56). Затем он говорит: «вне закона грех мертв» (к Римлянам 7:8). Или «где нет закона, там нет и преступления» (к Римлянам 4:15). Возможно, самым провокационным образом Павел говорит автобиографически в послании к Римлянам 7:9, когда он утверждает: «Я был когда-то жив вне закона, но, когда пришла заповедь, грех ожил, и я умер». Ух ты! Если это правда, то это невероятный аргумент против легализма, и любые законно ориентированные попытки победить грех внутри нас. Нам понадобится гораздо большая сила! Как можно объяснить понимание Павлом закона и то, как он наделяет силой наш грех?

Вопрос о роли Моисеева закона в жизни Павла велик и сложен. Итак, позвольте мне начать с рекомендации книги, потому что я едва ли могу начать копаться во всех тех кусочках, которые мы с Вами только что связали вместе. Томас Шрайнер, мой хороший друг, преподающий в Южной семинарии, написал книгу «40 вопросов о христианах и библейском законе». Очень советую вам прочесть эту книгу.

 

Закон Моисеев

Теперь имейте в виду, что, когда я говорю: «Закон Моисея», я не имею в виду весь Ветхий Завет. И даже не все пять книг Моисея – Пятикнижие. Закон играет особую роль в Пятикнижии, об этом тоже очень важно знать. Павел видел, что оправдание верою преподается в Книге Бытия 15, и он указывает, что 430 лет спустя пришел закон (Галатам 3:17). Обе эти реальности – оправдание верой и закон Моисея, содержатся в Пятикнижии.

Таким образом, Ветхий Завет и Пятикнижие имеют свои собственные пути, уча оправданию верою отдельно от дел Моисеева закона. Так что не приравнивайте закон, о котором я собираюсь говорить, к Ветхому Завету или Пятикнижию. Я говорю об условиях Моисея, особенно в Книге Исхода. Они появились через 430 лет после Завета, заключенного с Авраамом, с его целью сыграть роль в искупительной истории.

 

Семь высказываний о законе

Итак, вот мои семь утверждений.

  1. Через Закон приходит познание греха, а не избавление от него.

Ибо делами закона ни один человек не будет оправдан в Его глазах, ибо через Закон приходит познание греха. (Римлянам 3:20)

Если бы не закон, я бы не знал греха. (Римлянам 7:7)

  1. Таким образом, закон обеспечивает и усиливает ответственность всего мира.

Теперь мы знаем, что все, что говорит закон, он говорит тем, кто находится под законом, так что каждый рот может быть остановлен, и весь мир может быть подотчетен Богу. (Римлянам 3:19)

«Так что заграждаются всякие уста» – а не только еврейского народа.

  1. Без закона грех мертв — то есть, не признан и не омрачен обострениями заповедей.

«Что же скажем? Неужели от закона грех? Никак. Но я не иначе узнал грех, как посредством закона. Ибо я не понимал бы и пожелания, если бы закон не говорил: «не пожелай». Но грех, взяв повод от заповеди, произвел во мне всякое пожелание: ибо без закона грех мертв» – (Римлянам 7:8-9).

  1. Закон превращает грех в силу и преступление, фактическое нарушение определенной заповеди.

Закон приносит гнев, но там, где нет закона, нет и преступления – (Римлянам 4:15).

Теперь же закон вступил в силу, чтобы увеличить число нарушителей – (Римлянам 5:20).

Итак, конкретные заповеди закона превратили грех в нарушение заповедей.

  1. Закон не просто превращает грех в нарушение определенных заповедей, он фактически усугубляет сам грех и делает его более активным.

«Закон же пришел после, и таким образом умножилось преступление. А когда умножился грех, стала преизобиловать благодать» – (Римлянам 5:20).

Таким образом, действие закона состоит не только в том, чтобы превратить силу греха в конкретное нарушение закона, но и в том, чтобы усугубить грех до большей вирулентности.

  1. Итак, мы видим, что грех — это сила, своего рода рабовладелец или правитель, который превращает заповеди в обостренные побуждения к преступлению.

Грех, ухватившись за возможность через заповедь, произвел во мне все виды алчности – (Римлянам 7:8).

Это своего рода рабовладелец, который все берет в свои руки – протягивает руку и хватает заповедь, и вместо того, чтобы смиренно, покорно повиноваться ей, грех использует эту самую заповедь, чтобы преумножить грех.

  1. Закон указывал на Иисуса, но до тех пор, пока Христос не пришел, он действовал главным образом для того, чтобы показать безнадежность спасения по закону.

Таким образом, закон действовал отрицательно как тюрьма и положительно как страж, пока не пришел Христос. Павел использует и то, и другое в послании к Галатам. Вот ключевой текст:

Итак, прежде чем пришла вера (то есть прежде, чем пришла вера во Христа, как проповедано в Евангелии), мы были пленены законом, заключены в темницу до тех пор, пока не откроется грядущая Вера. (И затем он говорит это несколько иначе): итак, закон был нашим хранителем до пришествия Христа, чтобы мы могли оправдаться верою. (Галатам 3: 23-24)

Теперь я думаю, что для того, чтобы извлечь пользу из этих утверждений, нам нужно добраться до сути самого главного, что такое грех. Я повторял это значение снова и снова, но так и не смог его определить. О чем это мы вообще говорим? Что же это за ужасная сила, которая берет эту прекрасную вещь, называемую «святым, добрым, справедливым законом», как говорит Павел (см. Римлянам 7:12), и использует ее в злых целях? Из этих утверждений ясно, что грех — это та глубинная сила, которая берет нечто, по существу, святое, справедливое и доброе, а именно закон, и делает его орудием зла.

Так что, как мне кажется, мы действительно не добьемся большого прогресса в святости, свободе или правильном использовании закона, если не поймем, что такое грех и как он действует. И я думаю, что лучшее место, чтобы поразмышлять и понять, что такое грех на самом деле, по его сути и силе — это, во-первых, Послание к Римлянам 3:23, а затем Послание к Римлянам 1:23.

Послание к Римлянам 3:23 гласит: «все согрешили и лишились славы Божьей». Греческое слово hustereō, переводимое как «недостача», буквально означает «недостаток», то есть: им недостает славы Божьей. Грех, каким бы он ни был, влечет за собой недостаток любви и славы Божьей в нашей жизни.

Итак, что же это значит? Я думаю, что Послание к Римлянам 1:23 достигает сути того, что оно означает. Описывая все человечество, Павел говорит, что они «променяли славу бессмертного Бога на образы». Вот, что Павел имеет в виду: «Мы все согрешили. И суть этого такова: нам недостает славы Божией – ибо мы ее променяли. Мы смотрели на Него, мы презирали Его, мы унижали Его, мы предпочли Ему другие вещи. Мы приняли бесконечную ценность, красоту и величие славы Божьей и сказали:

«Я предпочитаю автомобили»;

«Я предпочитаю еду»;

«Я предпочитаю семью»;

«Я предпочитаю славу мира»;

«Я предпочитаю секс»;

«Я предпочитаю алкоголь»;

«Я предпочитаю все, что угодно, но только не Бога».

Мы просто отложили славу Божью в сторону – как будто, это не наше главное удовольствие, и не наше сокровище; и таким образом презирали, поносили, и совершили измену против славы Божьей.

Итак, теперь с помощью размышлений Павла в Послании к Римлянам, я могу определить сущность греха — это сердце каждого человека, рожденного в этом мире, которое предпочитает другие вещи Богу: предпочитает все, любые другие вещи – ценности, красоту и величие славы Божией. Все это вместе взятое, порождает все виды алчности через заповеди.

Псалмопевец в свои лучшие минуты говорил: «Я люблю твой закон. Это для меня радость» (см. Псалом 119: 35, 97). Разница лишь в том, поверили ли мы Христу, обратились ли к Иисусу, Который в послании к Римлянам 10:4 назван целью закона, и получили ли прощение за свои грехи, родились ли заново, так что теперь мы не используем закон в своем грехе, предпочитая Богу другие вещи. Мы не используем закон как способ возвысить себя через моральное исполнение в надежде и Его любви.

Через кровь Христа, мы уже правы с Богом. Наши старые, гордые, высокомерные, самодостаточные личности распяты (к Римлянам 6:6; Галатам 2:20). Мы больше не меняем славу Божью на самовозвышение и свое эго. Вместо этого мы теперь дорожим Его драгоценной славой. И его закон, таким образом, становится приятным отражением Его характера и Его воли, которые нам нравятся.

Может быть, лучше всего было бы подытожить нашу тему, обратившись к Посланию к Римлянам 7:6: «но ныне, умерши для закона, которым были связаны, мы освободились от него, чтобы нам служить Богу в обновлении духа, а не по ветхой букве».

 

Автор статьи – Джон Пайпер


 

Источник