Как машина сплетен превращает желание в грех

Какой для вас самый страшный стих в Библии? Для некоторых из вас, это может быть приказ о «полном

Какой для вас самый страшный стих в Библии? Для некоторых из вас, это может быть приказ о «полном уничтожении» хананеев во Второзаконии 7:2 или явление зверя в Откровении 13:1. Но для меня самая страшная часть Писания – это слова Иисуса в Евангелии от Матфея 12:36: «Говорю же вам, что за всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда».

Совсем недавно, я осознал, что на протяжении большей части моей жизни, неосторожные слова, особенно в форме сплетен – были главным грехом.

Оксфордский словарь английского языка определяет сплетни как случайные или непринужденные разговоры, или сообщения о других людях, обычно включающие детали, которые не подтверждаются как истинные. Отвечая на вопрос о библейском определении сплетен, Джон Пайпер определил этот термин так: «уничижительная информация о ком-то, которой вы делитесь с другими в конфиденциальном тоне, и которая не мотивирована тем, чтобы приносить людям добро, и таким образом вы наслаждаетесь данным процессом».

Сплетни — это серьезный грех, осуждаемый в Писании. Павел связывает сплетни с убийством и клеветой в Послании к Римлянам 1:29. Он также связывает сплетни и клевету во 2-м Послании к Коринфянам 12:20 и с бездельниками и назойливыми людьми в 1-м Послании к Тимофею 5:13. Почему же тогда мы сплетничаем? Потому что это уже давно устоявшаяся форма социального контроля для многих, или способ «поставить кого-то на место». Цель участия в сплетнях и клевете – это понизить статус соперника, и его относительное социальное положение.

Почему мы любим сплетни

Преимущество сплетен как формы социального контроля состоит в том, что они дешевы и эффективны. Сплетни могли распространяться в пределах непосредственного сообщества — на рабочем месте, в церкви, в городе, но распространять их в более широкой формате, зачастую было технологически неосуществимо или непомерно дорого. На протяжении большей части истории массовое распространение слухов ограничивалось правительствами или средствами массовой информации.

Экономист Тайлер Коуэн утверждает, что это и есть неустановленная цель СМИ. «Независимо от того, что СМИ говорят вам о своей работе, – говорит Коуэн, – особенность медиа, которая на самом деле привлекает внимание зрителей, заключается в том, как медиа-истории либо повышают, либо понижают статус конкретных людей». Он также добавил: «рейтинг статуса отдельных лиц, подразумеваемый конкретным источником СМИ, никогда не совпадает с вашим и часто даже не близок. Вы держите больше обиды от статусных оскорблений, чем получаете положительный и запоминающийся заряд от статусных соглашений».

По сути, (некоторые) СМИ постоянно оскорбляют ваш личный рейтинг статуса. Вы даже можете сказать, что СМИ напрямую оскорбляют вас. Действительно, именно поэтому другие люди пользуются этими источниками информации, потому что они получают удовольствие от того, что ваш статус и статус ваших союзников понижаются. Это, как если бы они бросили вам в лицо медийный пирог.

В ответ вы только возмущаетесь средствами массовой информации, а люди вокруг начинают менять свое отношение к вам.

«Интернет, смартфоны и социальные сети отбросили человеческое общение примерно на 20 000 лет назад», – говорит экономист Арнольд Клинг. – «То есть сейчас мы больше полагаемся на сплетни, чем когда-либо с тех пор, когда мы жили маленькими племенами».

Три шага для превращения желания в грех

Согласно Святому Августину, есть три стадии, связанные с превращением желания в грех: внушение, удовольствие и согласие. Внушение приходит, когда мы испытываем искушение желанием, либо через память, либо через чувственное восприятие. Удовольствие — это когда мы осознаем, что было бы приятно иметь то, что запрещено (согласно Августину, это должно быть поставлено под контроль нашим разумом). Согласие — это когда мы не позволяем нашему разуму обуздать его, и поэтому соглашаемся на запретную тягу. Машина сплетен влияет на каждый из этих трех этапов.

Первая часть внушения приходит, когда машина сплетен побуждает нас выразить себя – даже если нам совсем нечего сказать. Например, когда я только открываю Facebook, меня встречает страница вопросом: «что у тебя на уме, Джо?», а в Twitter вообще строка: «Что происходит?»

Меня так и подмывает поделиться своими мыслями и не остаться в стороне от разговора. Машина сплетен показывает вам подстрекательское сообщение («Ваши соперники пытаются понизить ваш статус!»), а затем предоставляет вам средства для ответа в том же духе. После публикации сплетен вы получите лайки и ретвиты, а также дофаминовый порыв публично подтвердить свои предубеждения. Или, выражаясь языком нейробиологии, «получать лайки – уникальная особенность онлайн среды, которая напоминает как социальное, так и денежное вознаграждение – надежно рекрутирует мозговые схемы, вовлеченные в другие задачи вознаграждения». Мы достигаем последней ступени — согласия на запретную тягу просто потому, что машина сплетен заставляет нас чувствовать себя лучше, как физически, так и эмоционально, чем избегание искушения согрешить.

Ярость против машины

Как нам противодействовать влиянию машины сплетен? Мы можем начать с рассмотрения того, как другие преодолевают родственную зависимость – порнографическую зависимость. Два наиболее эффективных инструмента борьбы с порнографией — это избегание и ответственность: избегайте источника искушения и заставляйте людей привлекать вас к ответственности, когда вы спотыкаетесь. (Хотя и то, и другое будет трудно, ответственность может быть самой сложной, поскольку многие христиане оскорблены идеей, что клевета и сплетни считаются грехами, когда используются для благородной цели понижения статуса своих врагов).

Чтобы эффективно бороться с машиной сплетен, мы должны начать рассматривать сплетни и клевету как грехи, которые отправляют людей в ад, и самое главное – это задуматься нам всем над неосторожными словами, которое мы так часто произносим из своих уст. В проповеди на тему Писания от Матфея 5:22, пуританский богослов Джонатан Эдвардс сказал, что люди в аду отдали бы весь мир за то, чтобы в этой жизни совершить хотя бы одним грехом меньше. Если грешники в аду отдали бы весь мир за то, чтобы меньше сплетничать, то насколько более мотивированными мы должны быть, чтобы отказаться от этого греха?


 

Источник 

Фото