Имя, которое Бог дал Своему Сыну

Что, если на вас свалится тяжесть ответственности назвать младенца Христа при Его рождении? Мало того, что имя мальчика

Что, если на вас свалится тяжесть ответственности назвать младенца Христа при Его рождении? Мало того, что имя мальчика будет предшествовать Ему и пребывать с Ним, куда бы Он ни пошел в жизни, и следовать за Ним во все дни Его жизни, но это дитя, из всех детей, как сказал Марии Ангел, будет «помазанником» — Мессией по-еврейски, Христом по-гречески.

На протяжении веков народ ждал Его пришествия, и в течение тысяч лет миллионы и миллионы людей не только говорили, но и пели об этом «имени, которое превыше всех имен» и «самом сладком имени, которое я знаю». Это единственное имя превзошло бы во всем мире и в истории даже заветное имя Бога, открытое Моисею у куста (Филиппийцам 2: 9-11; Евреям 1: 4).

Как мог человек, тем более ремесленник из сельской Галилеи, устоять под тяжестью давления того, чтобы дать имя этому Единственному Сыну Божьему?

Имя превыше всех имен

Конечно, Бог избавил Иосифа от этого бремени. И в возвещении Марии, и в собственном сне Иосифа ангельские наставления были ясны: назови Его Иисусом.

Итак, здесь, в течение первой недели Адвента, которая началась в прошлые выходные, в четвертое воскресенье перед Рождеством, мы отмечаем присвоение имени, которое теперь является единственным наиболее признанным именем во всем мире во все времена. Когда мы проходим в терпеливом ожидании эти три с лишним недели пришествия и говорим о Сыне Божьем как о причине этого времени года и говорим нашим детям, что мы празднуем рождение Христа, что же означает это имя Иисус?

Бог не оставил это нашим домыслам. Для начала, три ясные истины находятся на поверхности ангельских провозглашений в Евангелиях от Луки и Матфея. И Адвент — это, пожалуй, самое замечательное время года, когда можно замедлить шаг и услышать, что Бог говорит нам в этом одном впечатляющем имени Иисус, которое мы так склонны принимать как должное.

  1. Обещание неземного величия

Всеми принятое имя «Иисус» на разных языках, происходят от одного еврейского имени: Иешуа. Итак, это имя, которое Мария услышала, когда ангел впервые произнес его. «Наречешь Ему имя Иешуа» (Луки 1:31) — одно из великих имен в истории народа Божия.

Великий Моисей передал бразды правления Иешуа, и он повел народ, когда они шли через Иордан, вокруг Иерихона и по всей Земле молока и меда, требуя того, что обещал Бог. Иешуа был, бесспорно, великим человеком, одной из величайших фигур нации наряду с Авраамом, Иаковом, Моисеем и Давидом.

То, что мы должны услышать величие, в той или иной форме, в имени Иисус, немедленно подтверждается следующими словами Ангела: «Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего» (Луки 1:32). Теперь, оглядываясь назад, мы видим полноту смысла в слове «Сын Всевышнего», которого Мария еще не видела. Да, этот ребенок придет, чтобы показать себя не только полностью человеком, но и Богом, не просто человеческим «сыном» или царственным человеческим сыном — как великие цари нации, которые правили народом Божьего Завета, — но Божественным Сыном.

Итак, в имени Иешуа мы слышим величественное значение – и не повседневное, а трансцендентное величие. Этот ребенок не только поднимется в ряды почитаемых в Израиле, но и станет «Сыном Всевышнего» в том смысле, на который мало кто в истории нации мог претендовать.

  1. Появление Мессии

Но мало того, что Он будет велик и прославлен, но затем от Бога приходит откровение, которое покажется еще более сюрреалистичным Иосифу и Марии: это дитя – Мессия, давно обещанный, долгожданный «Помазанник». Он пришел, чтобы исполнить Божье обетование Давиду во 2 книге Царств 7, касающееся того, кто не только сядет на престол Давида, но и будет восседать вечно. Он будет не только одним из великих, но и необыкновенно великим – долгожданным наследником престола Давида.

Второго объяснения Ангела об Иисусе было бы достаточно, чтобы Мария с благоговением упала на землю. «Господь Бог даст ему престол Давида, Отца Его, и Он будет царствовать над домом Иакова вовеки, и Царству Его не будет конца» (Луки 1:32-33).

Он не только будет велик, как Давид, но и будет тем самым потомком, на которого взирал сам Давид. Христос – не просто помазанный на особое служение Богу как священники и цари Его народа, но помазанный — тот, кого ожидают все помазания, священнические назначения и царские коронации. История самого народа самого Творца Вселенной приближалась к своей вершине. Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой: наступал век Мессии, и не только Мария доживет до него, но она была выбрана из всех женщин, чтобы стать Его матерью.

  1. Предзнаменование неожиданных жертв

И все же слова ангела во сне Иосифа включают в себя это удивление: «Он спасет народ Свой от грехов их» (Матфея 1:21). Конечно, Божий народ нуждался в спасении — от язычников. От римлян, которые правили ими; от местных марионеток Цезаря, таких как Ирод и Пилат.

Столетия назад вавилоняне прорвали стены Иерусалима, разрушили храм и увезли народ в изгнание. Семьдесят лет спустя, при Кире, волны евреев начали возвращаться в свою Святую Землю, но слава, которую они испытали при Давиде и Соломоне, не вернулась. В одном смысле изгнание закончилось, в другом – оно продолжалось. Народ Божий все еще тосковал по спасению. Ими правили мидяне и персы. Потом греки. Теперь римляне. Тем не менее, с обещанием прихода Мессии, несомненно, политическое спасение будет не за горами.

И тут разорвалась бомба: «Он спасет свой народ от грехов». Не от их врагов, но от их греха. Он спасет их от самих себя. Здесь, на первом Рождестве, мы еще не обнаруживаем полной теологии самопожертвования Христа и представления Себя как жертвы за грех, но мы могли бы, в действительности, найти больше, чем мы предполагаем на первый взгляд. По условиям первого Завета, что нужно, чтобы спастись от собственного греха? Жертвенная смерть. Итак, в древнем Израиле текла кровь агнцев, быков и коз.

Спасение от греха было делом кровавым – потому что грех против Бога не был мелкой ошибкой. Это была государственная измена, высшая. Как ни мягки люди, склонные торговать своим грехом, Бог этого не делает. Итак, Мессия пришел не просто для того, чтобы обеспечить иное спасение, чем ожидал народ, но для того, чтобы обеспечить гораздо более важное спасение. Жизнь под римским гнетом бледнеет в сравнении с вечностью, проведенной в аду.

  1. Темные Дни, Великий Свет

Из трех основных откровений, которые мы имеем во имя Иисуса, это последнее сияет наиболее ярко для нас, как Его народа. Иисус действительно трансцендентно велик. Он – единственная и неповторимая фигура, давно ожидаемая царем Давидом и пророками. И все же Он даже больше, гораздо больше, чем они ожидали, больше, чем они могли просить или думать.

Вот, смотрите, Он лежит в яслях, это Сам Господь среди нас, и он пришел с Небес, чтобы спасти нас. Господь спасает нас не тем, что посылает простой человеческий сосуд, но тем, что сам становится человеком в лице своего вечного Божественного Сына и проходит весь путь до смерти, даже смерти на кресте, чтобы освободить нас от гораздо большего, чем временное, земное угнетение — от греха, Сатаны и самой смерти.

Итак, в это время, во время глобальной пандемии, возможно, в отличие от любого другого времени, которое мы знали, для тех из нас, кто избежал войны и других трагедий, давайте попросим Бога возобновить наш трепет и удивиться тому, что Он сделал для нас в то первое Рождество.

И, о-о, имя Иисуса. Здесь так много славы, которую можно увидеть только в Его имени, не говоря уже о других драгоценных деталях Его рождения. Возможно, Богу будет угодно в такие мрачные дни сделать это пришествие таким, как никакое другое. Видит Бог, мы нуждаемся в Его присутствии.


 

Источник 

Фото