Почему мы нуждаемся в глубоком ученичестве

Я слышал, что худший мастер становится мастером на все руки, когда собирает мебель Икеа. Если у вас есть

Я слышал, что худший мастер становится мастером на все руки, когда собирает мебель Икеа. Если у вас есть правильные детали, инструменты и четкий набор инструкций, вы можете построить практически все, что угодно.

За исключением маленького шведского человечка на каждой странице, именно этого добивается Дж.Т. Инглиш в своей новой книге «Глубокое ученичество: как Церковь может сделать из Иисуса цельных учеников».

Болезни ученичества

В настоящее время Инглиш является ведущим пастором в Сторилайн в Арваде, штат Колорадо, но его книга выросла на плодородной почве в деревенской церкви в Флауэр-Маунде, штат Техас, несколько десятилетий назад.

Глубокое ученичество: как Церковь может сделать из Иисуса цельных учеников

Всех учат дисциплине. Вопрос в том, что нас дисциплинирует?

Большинство христиан сегодня воспитываются популярными средствами массовой информации, яркими событиями и народной теологией, потому что церкви пренебрегли своей обязанностью наставлять учеников. Но церковь — это не второстепенная платформа в миссии Бога; это первичная платформа, которую Бог использует, чтобы вырастить людей по образу Иисуса. Поэтому, как церковные лидеры, мы несем основную ответственность за создание условий и отношений, в которых люди могут обучаться, расти и быть посланными в качестве учеников.

Глубокое ученичество вооружает церкви, чтобы вернуть себе ответственность за дисциплинирование людей в любой момент их пути.

Инглиш утверждает, что в глубоком ученичестве, наше самостоятельное наставление на путь истины – анемично; оно таит в себе болезнь, которую может решить правильный диагноз и план лечения. Однако, к сожалению, мы постоянно ошибаемся в диагнозе и плохо обращаемся с нашей болезнью, что в конечном итоге ухудшает наше положение. Поэтому цель Инглиша состоит в том, чтобы «ввести парадигму, которая поможет местным церквям реализовать философию служения, которая будет расти и созревать глубокими и целостными учениками». Он говорит, что нам нужно больше говорить об ученичестве в наших церквях и не боятся этого. Он отмечает, что мы действительно достаточно компетентны в реляционном аспекте ученичества (77-78 стр.); и все же, хотя сообщество является неотъемлемой частью ученичества, оно не является ученичеством самим по себе (83, 96, 204 стр.).

Часть болезней ученичества именно Американской Церкви, заключается в том, что мы снизили планку для того, что мы просим наших членов что-нибудь делать, надеясь, что это приведет к большему участию в наших мероприятиях и служениях и, в конечном счете, к большей приверженности Христу и святости в их жизни. Делая это, мы только завели наших членов в воду по колено, а после мы удивляемся, почему мы редко видим, чтобы кто-то плавал в глубоком море. Вместо этого, если поднять планку и обучать наших членов плавать на мелководье, где они все еще могут касаться дна, мы вооружим их для того, чтобы они ступали в глубокие воды нашего Бога и, в конечном счете, обучали других делать то же самое. Инглиш справедливо замечает, что, для того чтобы углубиться, мы должны начать с поверхности (144 стр.). Однако суть все еще в том, чтобы научаться погружаться глубоко. Пастора и руководители служений должны создать план, который вооружает и позволяет нашим членам погружаться в мудрость, дарованную нам Богом.

В нашей Церкви, когда богослужение кажется странным и громоздким, у нас может возникнуть искушение избавиться от более неуклюжих элементов, чтобы сделать служение более плавным и приятным, как например, комедийный стенд-ап. В этот момент мы спрашиваем: «Чего мы хотим?» — и ответом является упрощенный, более доступный продукт. Однако мы упорно работаем над тем, чтобы постоянно задавать себе лучший вопрос: «Чего мы добиваемся?» Мы и наши прихожане должны регулярно участвовать в прекрасной, но иногда неуклюжей работе призвания друг друга к поклонению, совместного исповедания грехов, пожертвований, служения другим и причастия, не говоря уже о других «более гладких» аспектах. Мы должны позволить всему этому направить наш взор к красоте нашего Спасителя, в котором мы находим уверенность в прощении и вечной жизни (Иоанна 6:40).

Задавать вопросы – не только о богослужении, но и о каждом аспекте практики ученичества вашей Церкви – постоянный рефрен этой книги. И ее автор, последовательно направляет нас к тому, чтобы найти ответы на эти лучшие вопросы в красоте Триединого Бога (17 стр.). «Ученичество, – пишет он, — это перенаправление нашей любви к тому, Кто прекрасен» (20 стр.). Поэтому практика ученичества нашей Церкви должна привести наших членов к более глубоким отношениям и пониманию нашего Бога (Иоанна 17: 3), а также к большей близости с Его телом, церковью. Любой вопрос, порождающий меньшую цель, не соответствует тому, к чему мы были призваны в Великом поручении, и должен быть заменен лучшим вопросом (Мф. 28:18-20).

Глядя на наш нынешний культурный и политический ландшафт на Западе, и особенно в Соединенных Штатах, можно сделать вывод, что в ближайшем будущем мы не сможем легко отправлять мужчин и женщин в ценные христианские учреждения (библейские колледжи, семинарии, христианские некоммерческие организации и т. д.). Однако эта законная забота лишь подчеркивает необходимость глубокого ученичества в контексте поместной церкви. Семинарии и христианские некоммерческие организации имеют неизмеримую ценность, но есть только одно учреждение, которое Иисус обещал построить и не дать вратам ада одолеть – Его церковь (Мф. 16:18).

Многие из нас верят, что «мы должны оставить церковь, чтобы вести в церкви». Наша зависимость от этих организаций и учреждений, которые должны были дополнять работу по воспитанию зрелых учеников, является свидетельством против Церкви, что она не выполняет своего призвания. Рассказывая о своем пути создания института деревенской церкви, Инглиш приглашает коллег-пасторов и руководителей служений глубоко задуматься о путях ученичества в наших церквях. Можем ли мы взять недавно обращенного подростка и обучать его в течение следующих нескольких десятилетий, чтобы он не покинул нас и мог быть ведущим пастором (50-52 стр.)? Многие, я уверен, ответили бы на этот вопрос печальным «нет». Однако этот вопрос не должен оставить нас побежденными.

Итак, Инглиш бросает нам вызов и вооружает нас «переставлять мебель» служения в наших церквях (возможно, даже выбрасывать некоторые стулья и скамью!), таким образом, создавая ясный путь для формирования глубоких, целостных учеников в местной церкви.

Сохраняйте спокойствие и продолжайте двигаться

Глубокое ученичество одновременно убеждает и вселяет надежду; оно создает глубокие проблемы и одновременно предоставляет инструменты для выработки долговременных решений. Если вы похожи на меня, эта книга укажет вам много возможностей для улучшения, возможно, области, нуждающиеся в восстановлении с нуля!

Но в то время как работа глубокого ученичества в наших церквях является неотложной и требует нашего внимания, это работа, которую мы призваны продолжать до вечности. В отличие от мебели Икеа, ни одна из наших церквей никогда не «завершит» работу ученичества. Вся наша жизнь будет посвящена труду и борьбе за то, чтобы наши члены созревали во Христе силой Божьей (Кол.1:28-29).

«Благодарю Бога моего при всяком воспоминании о вас, всегда во всякой молитве моей за всех вас, принося с радостью молитву мою, за ваше участие в благовествовании от первого дня даже доныне, будучи уверен в том, что начавший в вас доброе дело будет совершать его даже до дня Иисуса Христа» – (Фил. 1:3-6).

 

Автор статьи – Мэтт Боге


 

Источник 

Фото