Жизнь, недостойная жизни

Как родилась идея Холокоста «Lebensunwertes Leben» — это пугающая немецкая фраза, которая означает «жизнь, недостойная жизни». Она была

Как родилась идея Холокоста

«Lebensunwertes Leben» — это пугающая немецкая фраза, которая означает «жизнь, недостойная жизни». Она была придумана в 1920 году двумя немецкими профессорами, Карлом Биндингом и Альфредом Гошем, которые считали, что люди с врожденными, умственными или отклонениями в развитии обременяют свои семьи и государство, не внося никакого вклада. Гош описывал таких людей как «человеческий балласт» и «пустые оболочки человеческих существ». Эти жизни недостойны жизни, утверждали они, и должно быть позволено покончить с ними.

Этот аргумент был семенем, которое выросло в ужасный плод Холокоста. До того, как нацисты построили Освенцим или усовершенствовали газовую камеру, был Кнауэр, ребенок, родившийся слепым, без ноги и части руки, и его считали «идиотом». Когда один из членов семьи потребовал «убийства из милосердия» для Кнауэра, Гитлер и его личный врач Карл Брандт направили врачей в Лейпцигский университет, чтобы покончить с жизнью ребенка Кнауэра.

Так началась нацистская программа эвтаназии. С 1939 по 1945 год, по меньшей мере, пять тысяч других детей были убиты в немецких больницах. От убийства детей они перешли к убийству взрослых, затем заключенных и, наконец, евреев. Массовый геноцид был просто логическим заключением, вытекающим из предпосылки, что некоторые «человеческие жизни недостойны жизни».

Лечение убийством

Может показаться, что трудно представить себе жизнь в таком варварском обществе. Ужасная реальность заключается в том, что мы живем в нем по сей день. В Соединенных Штатах 67-85% детей с диагнозом синдром Дауна абортируются. Эти цифры аналогичны для детей с анэнцефалией и расщеплением позвоночника (83% и 63% соответственно).

В нашем «цивилизованном» обществе просто предполагается, что перинатальный диагноз смертельных, ограничивающих жизнь или сильно изнуряющих расстройств оправдывает аборт. Медицинский эвфемизм, используемый для описания этих детей и их состояния – «несовместим с жизнью». Это сегодняшняя версия «Lebensunwertes leben».

Как врачи, поклявшиеся сохранять жизнь, приходят, чтобы уничтожить ее? По словам доктора Роберта Джея Лифтона, который лично беседовал с немецкими врачами, участвовавшими в массовых убийствах, фундаментальный сдвиг произошел, когда врачи убедили себя, что убийство — это исцеление.

Сегодня мы живем в обществе, которое точно так же путает убийство не рожденных младенцев с медицинской помощью семьям. В 2017 году CBS News написала в своем твиттере: «Исландия находится на пути к фактической ликвидации синдрома Дауна с помощью абортов». В 2019 году одна британская женщина сказала: «я сделала аборт своей девочке-инвалиду после 20-недельного сканирования, чтобы освободить ее от жизни, полной боли и страданий». Кажется, более цивилизованным переосмыслить личное удобство как сострадание, но убийство детей с ограниченными возможностями не вылечит наше общество. «Горе тем, кто зло называет добром, а добро – злом, кто тьму ставит за свет, а свет – за тьму, кто горькое ставит за сладкое, а сладкое – за горькое!» (Исаия 5: 20).

Общество, сформированное атеистическим материализмом и Дарвиновской эволюцией, никогда не сможет объяснить ценность людей с ограниченными возможностями  — потому что такое общество не учитывает Бога. Однако христиане вынуждены защищать и заботиться о детях-инвалидах просто потому, что они – люди, созданные по образу и подобию нашего Бога.

Для меня этот вопрос выходит за рамки статистики или абстрактных моральных дилемм. Я – гордый отец сыновей-близнецов, жизнь которых, по мнению многих, не стоит того, чтобы жить. Они родились с состоянием, называемым немалиновой миопатией, которая вызывает крайнюю мышечную слабость. Один умер в возрасте 3 лет, другому сейчас 8. Забота о таких слабых и зависимых детях углубила мое понимание образа Божьего.

В Псалме 138:13-14 Давид молится:

«Ты устроил внутренности мои;

ты связал меня воедино в утробе моей матери.

Я славлю Тебя, ибо я сотворен чудесно.

Чудны дела твои;

моя душа знает это очень хорошо».

Из-за состояния моих сыновей я боролся с вопросом, «может ли мой сын молиться этими словами? Может ли он сказать Богу: «Ты создал меня, и я – одно из твоих чудесных творений»? Или его инвалидность делает его неполноценным?

Одно дело, когда сидящие в кресле философы размышляют над подобными вопросами, но для таких страдающих, как мой сын, это серьезные вопросы жизни и предназначения. И есть серьезные ответы в объяснении Бога и того, что значит, для людей быть сотворенными по Его образу.

Образ Божий

В Писании первый запрет убийства основан на том, что «Бог сотворил человека по образу Своему» (Бытие 9:6). Но что такое образ Божий? Находится ли он в определенном наборе функций или особенностей, которыми обладают люди? Это наш интеллект, наши моральные умозаключения, наша способность к отношениям или наша физическая способность взять власть над миром? Если это так, то некоторые люди могут обладать большим или меньшим образом Бога, чем другие. Что еще более важно, некоторые люди могут иметь больше прав на жизнь, чем другие.

Питер Сингер, профессор биоэтики в Принстоне, считает, что ценность человеческой жизни зависит от таких функций, как рациональность и автономия. Он открыто говорит, что детям-инвалидам «не хватает этих характеристик, поэтому их убийство не может быть приравнено к убийству нормальных людей или любых других самосознающих существ» (практическая этика, 160). В мире Сингера самые уязвимые из нас – самые расходные.

Но согласно Писанию, образ Божий — это не то, что люди носят или чем обладают; это то, чем мы являемся как люди. Голландский богослов Герман Бавинк сказал: «сущность человеческой природы состоит в том, что она [создана] по образу Божию» (Реформатская догматика, 2: 554). То есть быть человеком — значит быть по образу и подобию Божьему.

Наша внешность, способности и опыт различны, но единственное, что объединяет каждого из нас, — это наша человечность. И снова Бавинк решительно заявляет об этом:

«Из учения о сотворении человека по образу Божию следует, что этот образ распространяется на всю личность. Ничто в человеке не исключено из образа Божия. И он таков тотально, в душе и теле, во всех своих способностях и силах, во всех условиях и отношениях».

Самое критическое искажение образа Божьего  —  это не инвалидность, а грех. И хотя грех Адама исказил образ Божий в человеке, он не уничтожил его. Грех также не мог помешать Божьему замыслу наполнить землю людьми, созданными по Его образу и подобию. В то время как первый человек не сумел изобразить Его славу, и мы все также не достигли Его славы, Христос является совершенным «образом невидимого Бога» (Колоссянам 1:15).

Христос есть образ Божий, и в нем мы, сотворенные по образу Божию и согрешившие, приглашены к искуплению. Судить человека как недостойного жизни — значит порочить образ Бога нашего и Сына Его. Предавать их смерти – даже во имя милосердия или медицины — значит осквернять славу Христа.

 

Автор статьи – Райан Чейз, пастор из Су-Фолс, Южная Дакота


 

Источник