Как cохранить институт брака и семьи в современном обществе?

Когда в 2015 году однополые браки стали законными в США, огромное количество людей по всему миру с радостью

Когда в 2015 году однополые браки стали законными в США, огромное количество людей по всему миру с радостью приветствовали решение президента Обамы осветить Белый дом цветами радуги. Этот накаленный момент в жизни американцев обострился до предела благодаря скорости, с которой это произошло. Всего семь лет назад, в ночь, когда Обама был впервые избран президентом, Калифорния приняла предложение, которое фактически запрещало однополые браки.

Однако трансформация в течение 7 лет была поверхностной: большинство американцев уже приняли и воплотили предпосылки, необходимые для того, чтобы однополые браки стали реальностью — только они этого не осознали. То, что казалось мгновенной трансформацией брака, было лишь самым впечатляющим проявлением десятилетней реконфигурации того, как наше общество упорядочивает наши самые интимные отношения. Мы часто не осознаем, до какой степени брачная культура формирует или деформирует нас, пока эти изменения не всплывают на поверхность, как это произошло в деле Обергефелл против Ходжеса.

Вопрос о том, какое будущее ожидает брак в настоящее время, и как христиане должны реагировать на него, является одним из самых насущных вопросов, с которыми мы сталкиваемся сегодня. Тем не менее, чтобы ориентироваться в коварной культуре свиданий и романтики, нам нужно понять ее границы. Ни один автор в последние годы не составлял их так тщательно, как Марк Регнер, социолог из Техасского университета. В своей последней книге «Будущее христианского брака», он раскапывает скрытые убеждения и отношение к браку, которые приняли современные христиане, как в Америке, так и во всем мире.

Брак как «краеугольный камень»

Может показаться, что образ того, как христиане думают о современном браке, очень мрачен, но не все новости оказываются плохими. Как рассказывает Регнер, многие молодые христиане имели относительно хорошо сформированное представление о браке. В то время как существуют различия в ответах на вопрос о том, что представляет собой брак в разных конфессиях, Регнер не нашел «никаких доказательств» того, что у молодых христиан есть «радикальные идеи намеренно отменить брак в пользу какой-то другой нормы организации интимных отношений».

Многие молодые христиане также понимают, что брак имеет божественную цель, что он требует жертв и что он включает в себя создание семьи с детьми. Идеалы, лежащие в основе христианского брака, более прочны, чем мы можем себе представить.

Что изменилось, так это ожидания молодых людей относительно брака. Вслед за Эндрю Черлином, Регнер утверждает, что брак теперь в значительной степени воспринимается как «краеугольный камень», а не «фундамент». Вместо отношений, которые могли бы помочь паре реализовать свои устремления, брак теперь — это «то, к чему стремятся люди».

«Венчальный брак» — это символ статуса, который вводится, когда человек уже полностью сформировался и экономически стабилен: жениться в бедные годы никогда не было легко, а теперь это немыслимо.

Как утверждает Регнер, брак «становится элитным, добровольным, ориентированным на потребление и часто временным соглашением», которое наполнено неоправданно высокими ожиданиями относительно того, что он может принести эмоционально.

Экономика брака

Регнер распутывает запутанные нити нашей брачной современной культуры, чтобы показать, как модель «краеугольного камня» изменила наши брачные практики. В основе брака, утверждает он, лежит обмен ресурсами, который создает взаимозависимость между людьми. Экономические образы преднамеренны и освещают различные аспекты отношений между полами, и их неизбежно асимметричные интересы. Например, Регнер показывает, «что хотят женщины, и что хотят мужчины».

Следствием дешевой интимной жизни является то, что воздержание и брак становятся более дорогостоящими. До тех пор, пока воздержание редко встречается в социальном кругу, неучастие в сексуальном рынке отчуждает человека от сверстников, и создает давление для участия в сексуальной экономике. Эта проблема особенно остро стоит перед женщинами-христианками, когда их число превышает число молодых людей, вступающих в брак: дисбаланс, означает, что такие мужчины имеют еще больше власти ставить условия для отношений, чем они это делают вне церкви.

В то время как во многих христианских кругах есть соблазн осуждать пленение мужчин видеоиграми и другой подростковой деятельностью, Регнер замечает, что в условиях мировой светской культуры, они действуют разумно: пока они наслаждаются легкими альтернативами браку — такими как сожительство, секс или порнография — вступление в моногамный союз на всю жизнь будет казаться неразумным.

Хотя читатели могут побледнеть при мысли о понимании отношений между полами в таких резко экономических терминах, в описании Регнером того, как работают такие отношения, нет ничего такого, чего нельзя было бы найти у Джейн Остин или Энтони Троллопа, чьи повествовательные описания викторианских «брачных уз» во многих отношениях отражают наши, хотя они были более осведомлены о динамике, действующей в таких отношениях, чем мы.

Однако изменения в институте брака являются лишь симптомами гораздо более глубокой и всепроникающей болезни. Сейчас мы находимся на «продвинутой стадии атомизма», пишет Регнер, которая началась задолго до того, как были изменены законы о разводе или однополые браки стали реальностью. Крайний индивидуализм вытеснил «семейство», социальную структуру, в которой «семья имеет приоритет над индивидом в практике, норме и законе».

Да, безусловно, мы можем думать, что разрушение более широких культурных норм укрепит наше христианское свидетельство, работа Регнера показывает, что христианские общины вряд ли были невосприимчивы к кислым качествам окружающей нас супружеской атмосферы. Вопрос о будущем христианского брака заключается в том, как мы приступаем к поиску и воплощению практик, способных противостоять атомизирующему воздействию нашего мира и искаженным ожиданиям относительно брака, которые они порождают.

Делайте больше

Парадокс обновления культуры брака заключается в том, чтобы христиане смотрели за пределы брака и семьи. В 1980-х и 90-х годах консервативные евангелисты пытались противодействовать упадку брака напрямую, сосредоточившись на семье. Однако такая узкая направленность искажает моральное поле: «семейственность» может быть противоядием атомизму, но прямое следование ей не поможет.

Хотя Писание, несомненно, предполагает нравственный мир, более близкий к тому, что несет в себе институт семьи, чем наш изолированный индивидуализм, он также бросает вызов этому взгляду: призыв Христа отбросить братские узы и следовать за Ним предостерегает нас от придания семье большего веса, чем она заслуживает в Царстве Божьем.

Христиане, озабоченные браком, должны смотреть за его пределы, на практики, которые эффективно противодействуют такому индивидуализму в любом контексте. Регнер одобряет что-то вроде сообществ Бенедикта Дреера, поскольку такие субкультуры, как правило, «дружественны к браку». Однако, как он отмечает, брак — это «общий побочный продукт вовлеченности», а не главная тема.

Тем не менее, христиане могли бы также рассмотреть возможность избежать резкой противоположности между романтическими, эмоционально ориентированными ценностями, заложенными в основной модели брака, и более прагматичным, мирским видением, лежащим в основе данной модели. Молодым людям нужно нечто большее, чем прочищающие горло утверждения о благах любви и романтики, прежде чем они будут подвергнуты трактатам о том, что природа брака — это обязательство и жертва.

Убеждение начинается с привязанностей, и, если мы хотим переоценить брак, нам следует показать, что верность и самопожертвование являются завершением романтических добродетелей и стремлений. Переосмысление мира через брак требует показать, насколько мирские аспекты строительства семьи, дома и общины более драматичны, авантюрны и удовлетворительны, чем любая история знакомства до брака.

Это видение должно особенно честно и непоколебимо учитывать риски, лежащие в основе брака, и причину, по которой они стоят того, чтобы их принимать. Как замечает Регнер, многие молодые люди остро ощущают неопределенность отношений. Даже сегодня, для наших детей и внуков – стабильность самого брака находится под вопросом, в то время как онлайн-сватовство резко усилило чувство соперничества между супругами, добавьте сюда экономическую нестабильность, и растущую ценность брака и огромные финансовые вложения и жертвы совместного проживания начинают казаться разумным способом справиться с неопределенностью без обычных рисков, которые приходят от брака.

Так или иначе, в нашей педагогике брака, церкви должны быть откровенны в отношении опасностей брака, все еще формируя молодых людей, чтобы предпочесть его. Ни одно сообщество не может успешно справиться с этим трюком, не вкладывая ресурсы в помощь процветанию браков, если они находятся под угрозой.

Я бы мог рассказать больше о наших христианских обязанностях по восстановлению жизнеспособности брака, но Регнер сказал достаточно, чтобы мы приступили к выполнению этой задачи. Воплощение христианского видения брака, когда преобладает атомизм, без овеществления определенного идолопоклонства перед семьей — вот задача, которая стоит сегодня перед нами как христианами.

 

Автор статьи – Мэтью Ли Андерсон, доцент кафедры этики и теологии Института религиоведения Бейлорского университета


 

Источник 

Фото