Бесконечная жизнь на Небесах

Одна из самых разрушительных угроз человеческой душе и целям, ради которых Бог создал и искупил нас — это

Одна из самых разрушительных угроз человеческой душе и целям, ради которых Бог создал и искупил нас — это скука. Мы не созданы для скуки. Наши сердца запрограммированы Богом для восторга и открытий, для все возрастающей радости и удовлетворения во всем, чем Бог является для нас в Иисусе и во всем, что Бог создал и делает ежедневно.

Вот почему скука — это дьявольское наслаждение, это его игровая площадка. Ему доставляет удовольствие нападать на души тех, кто не находит ничего, что могло бы взволновать и очаровать их сердца и умы. Скука делает человеческую душу все более уязвимой для сатанинского обещания удовольствия и удовлетворения в любых греховных начинаниях, которые, по его мнению, наиболее легко соблазнят нас.

Поэтому быть постоянно удовлетворенным в Боге — находить глубочайшую радость в познании Его, любви к Нему, созерцании Его красоты и доверии Его обетованиям — это наша величайшая защита от «лживых желаний» (Ефесянам 4:22), тех желаний, которые регулярно обещают дать нам то, на чем настаивает наш враг. Такие желания обманчивы, потому что через них сатана лжет нам. Он вводит нас в различные заблуждения и обманывает, заставляя думать, что уступка им и следование его побуждениям преодолеют скуку, которую мы все презираем и от которой мы все так отчаянно жаждем освободиться.

Вот почему обещание все возрастающей радости на Небесах так драгоценно для ребенка Божьего. Одна из худших и самых небиблейских из всех наших ошибочных представлений о Небесах заключается в том, что они окажутся вечностью бесконечной скуки, бесконечным циклом небесных повторов. В конце концов, когда мы пробудем там эти «десять тысяч лет» (как мы поем в гимне «Удивительная благодать»), что нам останется делать, да чем мы вообще будем там занимается?

Я часто слышал, как люди почти со страхом говорят о Небесах, основываясь на искаженном представлении о том, что, как только мы встретимся с Богом, испытаем Его присутствие и узнаем все, мы будем вынуждены сидеть, сложа руки и вертеть своими искупленными большими пальцами из-за отсутствия активности или чего-то нового, что можно открывать и познавать.

Невыразимая сладость

Никто не выступал против этой концепции вечной жизни на Небесах более энергично и убедительно, чем Джонатан Эдвардс (1703-1758). Именно Эдвардс первым открыл мне глаза на тот факт, что радость Небес будет постоянно возрастать, непрестанно расширяться, усиливаться, и что почти невообразимый восторг, который испытает каждый верующий, войдя в присутствие нашего великого триединого Бога, не является единовременным открытием, которое приносит единственный всплеск духовного удовлетворения. Эдвардс настаивал на том, что с каждым мгновением будет приходить все большее откровение какого-то до сих пор невидимого и неизведанного аспекта того, кто есть Бог. Таким образом, будет разжигаться огонь радости и очарования в наших сердцах.

Эдвардс апеллировал к этой истине о Небесах, доказывая, что сущность истинной религии состоит в том, что он называл святыми чувствами. Его точка зрения состоит в том, что мы познаем квинтэссенцию природы чего-либо, пристально вглядываясь в его высшее и чистейшее выражение.

Если мы можем узнать что-нибудь о состоянии небес из Писания, то любовь и радость, которые испытывают там святые, чрезвычайно велики и сильны; они поражают сердце самым сильным и живым ощущением невыразимой сладости, сильно волнуют, оживляют и увлекают их, делая их подобными пламени огня. И если такая любовь и радость не являются привязанностями, тогда слово «привязанность» бесполезно в языке. Скажет ли кто-нибудь, что святые на Небесах, созерцая лик своего Отца и славу своего Искупителя, созерцая Его чудесные дела и в особенности то, что Он отдал за них свою жизнь, ничем не тронули их сердца? (Религиозные Чувства, стр. 43)

Как говорит Эдвардс, «затрагивать наши сердца» — это удел каждой искупленной души. Но никогда (если предположить, что в вечном состоянии есть «время») мы не встретимся с завершением той радости, которая была нашей в тот первый момент, когда мы познали Иисуса. «Невыразимая сладость» созерцания лица нашего Спасителя никогда не может сравниться ни с чем, что мы видим или встречаем на земле. Мы никогда не достигнем той точки, когда сможем сказать: «Ну, это было здорово. Но с меня хватит. Неужели для меня больше ничего нет? Должен ли я провести остаток вечности в скуке из-за отсутствия понимания, информации или новых открытий в природе и деяниях Бога?»

Поклонение Бесконечному Богу

Но откуда мы знаем, что Эдвардс прав, когда говорит о Небесах как об удовлетворяющем душу переживании все возрастающей радости в Боге? Есть много текстов, к которым он мог бы обратиться, но здесь я обращу внимание на один аспект о Боге, который решает все предыдущие сомнения. Он приходит в форме вопроса: «Бесконечен ли Бог?»

Ну, конечно! Но какое это имеет отношение к тому, каким будет рай? Мое понимание бесконечности Бога означает, среди прочего, что Он бесконечен и неисчерпаем с точки зрения глубины своего характера и свойств. Понятие божественной бесконечности требует, чтобы не было конкретной суммы граней природы Бога. И каждая из Его непостижимых и неизмеримых черт характера не поддается исчислению. Другими словами, Бог никогда не поддается количественной оценке. Он не может быть ни пронумерован, ни подсчитан, ни исчерпывающе понят. Если в какой-то момент в вечном будущем кто-то из нас мог бы с полным основанием сказать: «Это все, что есть – я знаю о Боге все, что можно было только познать», то можно сделать один из двух выводов: либо вы сами являетесь Богом, потому что теперь вы всеведущи, либо «Бог», о котором вы знаете все, на самом деле вовсе не Бог.

Но апостол Павел поспешил напомнить нам, что «богатство, и мудрость, и знание Божие» имеют такую «глубину», что ни один ум не может полностью постичь его во всей его полноте (Римлянам 11:33). Точно так же Его «суды» и «пути непостижимы», и никто не может проникнуть в бесконечные глубины и обширные измерения «ума Господня» (Римлянам 11:33-34).

Из этого можно сделать только один вывод. На Небесах не будет и миллисекунды, когда мы не откроем для себя еще одну истину о Боге, другое измерение Его величия, дополнительную черту Его великолепия, силы, и славы.

Скука на Небесах? Вряд ли! Скука может быть одной из невыносимых мук тех, кто находится в аду, но для детей Божьих, которые с каждым последующим мгновением видят все больше красоты и величия, явленных в лице Иисуса Христа, Небеса никогда не перестанут быть местом, где мы постоянно возрастаем в знания и радости нашего Господа и Спасителя.

Я закончу словами самого Эдвардса, который говорит о святых на Небесах так, как подобает бесконечности Бога. Знание тех, кто на небесах, пишет он,

«возрастет до вечности; и если их знание, то, несомненно, их святость. Ибо по мере того, как они возрастают в познании Бога и в делах Божьих, тем больше они будут видеть Его превосходство; и чем больше они будут видеть Его превосходство, тем больше они будут любить Его; и чем больше они будут любить Бога, тем больше радости и счастья они будут иметь в нем вечно!» (Альманахи, 105 стр.)

 

Автор статьи – Сэм Шторм, пастор в Оклахома-Сити


 

Источник

Фото